Рассказываем историю появления серого импорта в России.

Когда и при каких обстоятельствах появился серый цвет в импорте Российской Федерации? Чтобы найти ответ на этот вопрос, потребуется заглянуть в прошлое и восстановить хронологию событий! Чтобы найти ответ на этот вопрос, потребуется заглянуть в прошлое и восстановить хронологию событий!

Вплоть до перестройки товары зарубежного производства ввозились в страну двумя путями. Первый считался официальным и пролегал через государство. Главной его особенностью было то, что величина закупок и ассортимент импортируемых из других стран товаров определялись не чем иным, как приоритетами государственной политики и мотивами помощи дружественным странам (показательным является пример изобилия товаров китайского и вьетнамского производства на российском рынке). Потребности населения учитывались в данном случае в последнюю очередь, что и стало причиной возникновения товарного дефицита.

Увидев в этом неплохую возможность для заработка, предприимчивые импортеры нашли второй путь. Благодаря усилиям представителей «выездных категорий» (артисты театра и кино, спортсмены, дипломаты и их родственники, туристы и т.д.), удалось наладить стабильную, однако незначительную с точки зрения масштаба деятельность по перевозке товаров через границу, предназначенных, на первый взгляд, для личного пользования. Это и послужило отличным стартом для создания так называемой товарной базы барахолок. И лишь в связи с началом перестройки канал негосударственного импорта товаров из зарубежа стал легальным, приобрел гораздо больший масштаб и регулярность.

Первый период «подпольной» системы международных перевозок пришелся на конец 1980-х годов. Предприятия, как правило, не осуществлявшие ввоз товаров в Россию, а попросту скупавшие импорт, поступавший на ее территорию посредством бартерных сделок и челночных перевозок. Вопрос таможенных пошлин и платежей в данном случае терял свою актуальность. Частный сектор экономики находился в поиске каналов импорта и договаривался о цене с максимально низкой переплатой. Однако спустя некоторое время ситуация кардинально изменилась.

Второй период, пришедшийся на начало 1990-х годов был ознаменован тем, что частный сектор экономики взял на себя ответственность за ввоз товаров в РФ ввиду появления легальных и практически не затратных возможностей для реализации подобной деятельности. Дело в том, что пошлин на импорт практически не было, а плата взималась только за процедуру таможенного оформления грузов, составляя 0,15 % от его декларированной стоимости. Поскольку плата была невысока, то декларировали истинную номенклатуру товара, не искажая при этом его стоимость.

Третий период был связан с разработкой и вступлением в силу ряда таможенных пошлин (1991—1992 годы). Первое время с импортеров взимали 5%, а спустя полгода был введен и НДС (20%). Согласитесь, довольно высокая цена даже при минимальной ставке импортной таможенной пошлины! А когда в конце 1992 г. их размер стал превышать 20% (с дифференциацией по товарным категориям), то с учетом НДС стоимость товара на момент растаможивания возрастала более чем в 1,5 раза. Здесь-то и начинается самое интересное! Именно в этот период наряду с непомерно высокими пошлинами вводятся значительные таможенные льготы для ряда предприятий.
Естественно, что этим каналом тут же не преминули воспользоваться многие из них. И это неудивительно! Ведь льготный ввоз позволял экономить значительные суммы денежных средств. Особенной активностью отличался на тот момент НФС (Национальный фонд спорта).

Суть схемы была предельно ясна. Некое иностранное предприятие подписывает контакт с «льготником» на поставку товара. А этот самый «льготник», в свою очередь, находит заинтересованного в приобретении товара заказчика, который берет на себя все издержки, сопряженные с реализацией сделки. «Льготники» расплачивались с поставщиком от своего имени, не забывая при этом взимать маржу с заказчика. В зависимости от товарной группы, она обычно составляла 2-4%. Таким образом, если по закону груз дорожал более чем в 1,5 раза (20% таможенной пошлины и 20% НДС), то при сотрудничестве с «льготниками» удорожание составляло всего 2-4%. Был ли какой-то другой выбор при такой разнице? Конечно же, нет! Схема, надо отдать ей должное, пользовалась невероятным успехом. Кроме того, она была выгодна обеим сторонам: «льготники» получали денежное вознаграждение, а бизнес-структуры имели грузовую таможенную декларацию, делавшую ввозимый товар легальным. В «минусе» оставалось разве что государство, однако не отдельные его представители, держащие под контролем поле таможенных льгот. Так многие импортеры научились работать вне строгих рамок закона.

Логичным является вопрос: если маржа составляла всего 2-4 %, то откуда «льготники» брали средства на покупку лояльности со стороны государственных служащих? За ответом не нужно далеко ходить. В то время чиновники еще не привыкли «греть руки» на подобных сделках и масштабы их притязаний были относительно скромны. К тому же обороты импорта были невероятно велики. Так как практически весь бизнес работал исключительно через «льготников», то даже при столь невысокой марже в итоге набегала приличная сумма. По какому принципу и кто ее делил – осталось загадкой. Примечателен тот факт, что инициатором создания данной льготной лазейки выступила сама таможня.

Четвертый период связан с произошедшей в 1995 г. отменой таможенных льгот. Однако было слишком поздно – данный период успел сформировать устойчивое представление о том, что закон писан не для всех. А, если выразиться точнее, то закон одинаков не для всех. За это время были нажиты огромные деньги и появились люди, способные купить все и всех. Ранее коррупция не была столь распространена среди «власть имущих». За годы «льготного» импорта, напротив, игнорирование грубого нарушения закона со стороны импортеров стало нормой – все привыкли к беззаконию и были рады возможности получения «легких денег». В то же время на сцене стало появляться все больше желающих поучаствовать в их дележе. Быстро адаптировавшись и по достоинству оценив все возможности новых схем, эти люди имели личные контакты на разных уровнях таможенной иерархии. Сформированная сеть контактов продолжала сотрудничество даже после отмены льгот, прекрасно приспосабливаясь к любым нововведениям и продолжая искать все новые схемы работы в обход закона.

Весь 1996 г. таможенные органы работали по новой схеме – под знаком предприятий с иностранным уставным капиталом (так называемая работа через «уставщиков»). На совершенно законном основании они ввозили в Россию товар (мебель, техника, алкоголь, табачные изделия и т.д.), практически не облагаемый какими-либо пошлинами. По факту они играли роль оптовых баз, с которых впоследствии товар расходился по стране. Их было не так много, поскольку решение о создании подобной организации принималось на самом верху. После ее закрытия (решение, тоже принимавшееся в высших эшелонах власти) «уставный капитал» распродавался. По коридорам власти стали растекаться большие суммы денег фирм-импортеров. Теперь у власти не просто «покупались» льготные режимы (автономно их раскручивая), а сама власть становилась участником этой непростой игры.

Данная практика прекратила свое существование к началу 1997 г. Факт массового закрытия предприятий со 100% иностранным уставным капиталом стал слишком очевиден, а издержки, необходимые для защиты схемы от внимания со стороны третьих лиц, росли день ото дня.

На пятом этапе, начиная с 1997 г., началось массовое искажение таможенных кодов: что бы ни ввозили в Россию, с таможенного терминала по официальным документам выезжали «поваренная соль» и «консервированный горошек». Если верить статистическим данным, в 1997-1999 годах техника в страну практически не ввозилась (то есть она не была отмечена в документах как техника). Редким исключением являлись грузы, которые «вели» государственные органы. Тогда и сами предприниматели боялись неверно декларировать товарные коды, и работники таможни не хотели лишний раз подвергать себя риску. В результате по документам Россия съедала за год столько горошка, сколько ее не выращивала вся Европа за несколько лет.

На шестом этапе, в конце 1999 года, начались попытки государства навести порядок на таможне. Политические декларации сопровождались множеством рейдов и проверок, в результате чего пострадали многие предприятия, не являющиеся новичками на рынке. Поставленная цель была достигнута довольно быстро – искажение товарных кодов удалось сократить, и весьма ощутимо. Частный сектор экономики ответил занижением декларируемой стоимости (цены на инвойс). То есть бытовую технику не выдавали за другой товар, однако стоимость значительно занижали. Ответным ходом ГТК (сегодня – ФТС) было установление минимально допустимых цен на ввоз и «экюшных ставок», определяющихся минимальным таможенным платежом в абсолютном выражении по конкретному товару. Разница между этими ограничениями была скорее технической: под контролем находится либо минимальная цена, с которой выплачивается пошлина, либо минимальный размер самой пошлины. Впрочем, данная мера снова привела к засилью «консервированного горошка».

Вариантов «серых» схем работы было хоть отбавляй, а масштабы деятельности росли день ото дня, что не могло не волновать верхние эшелоны власти. Причин для волнения было несколько:

  • государственный бюджет теряет значительные средства;
  • в некоторых филиалах таможни коррупция достигла размеров, превышающих негласно допустимый уровень;
  • снижение управляемости таможней как бюджетообразующим органом;
  • не поддающееся разумному объяснению расхождение таможенных деклараций с реальностью привело к искажению статистики импорта;
  • общая политическая тенденция к наведению порядка, вызванная сменой руководства и усталостью населения от творящегося на рынке беспорядка, требовала активных действий.

Не вызывает никакого сомнения тот факт, что по другим каналам бюджет также не получал значительных денежных средств, государственные служащие были коррумпированы, статистика врала, а жители страны горели желанием разобраться в происходящем. Однако таможенные органы были в этой цепи особым звеном. Во-первых, количество филиалов ограничено, то есть их физически можно контролировать; во-вторых, любые потраченные на этом участке усилия обречены на окупаемость; в-третьих, данной кампании с легкостью можно придать характер праведной и поддерживаемой простым населением, забывающим о том, что в любой момент может пострадать из-за роста цен. По всем этим позициям усиление контроля за таможенными органами выигрывало в сравнении с борьбой, связанной с неуплатой налогов, контролем за трудовым законодательством и т.п. Таможня была объектом, где, как казалось на первый взгляд, легко, показательно и оперативно можно добиться значительных финансовых и политических дивидендов.

К слову, эта борьба длится и по сей день – меняются лишь лица, принимающие в ней непосредственное участие. «Серый» импорт не только не удалось искоренить, но, более того, он набирает все большую популярность среди населения. Основной причиной того является нестабильная политическая ситуация в мире, а также стремительно исчезающие с полок магазинов товары зарубежного производства. Что будет дальше? Сказать трудно. Остается лишь безмолвно следить за развитием событий.

Стоимость импорта грузов:

От 0,7$ за кг

Отправить запрос

  1. Стоимость импорта зависит от массы и объема груза. Чем тяжелее перевозимый груз, тем ниже стоимость за 1 кг.
  2. На расчетную цену также влияет способ перевозки и страна отправления груза.
  3. Точную стоимость доставки Вашего груза можно получить, отправив запрос.
Менеджер Иванов Алексей, ответит на все Ваши вопросы:
 
8 (812) 640-57-34
 
client@Q-box.ru

Наверх